Украинцы с удовольствием ездят лечиться за границу. Во-первых, тамошняя медицина обладает большими возможностями. Во-вторых, соотношение «цена – качество – отношение к пациенту» там куда лучше, чем на родине. О медицинском туризме как симбиозе лечения и отдыха за границей рассказала основатель одной из украинских кампаний, которая предоставляет подобные услуги Оксана Луценко.

Оксана, расскажите пожалуйста, почему медицинский туризм и лечение за границей - не одно и то же?

Лечение за рубежом в Украине представлено достаточно давно. Компании, занимающиеся лечением за рубежом, разрабатывают программы под клиента и, как правило, сотрудничают с несколькими избранными больницами. Человек приходит со своими пожеланиями, и ему индивидуально подбирают оздоровительный тур.

Мы же работаем на пакетных условиях. То есть клиенту нужно прийти и озвучить свое заболевание, мы же предлагаем ему тот вариант, который наиболее подходит, нам не диктуют. Медицинский туризм - это нахождение золотой середины между лучшей клиникой, ценой и результатом. Кроме того, мы мониторим статистику результативности лечения. Другие компании это не практикуют.

Какой поток пациентов проходит через вас?

Мы не принадлежим к массовым, популярным услугам. Месячный оборот людей, отправляемых на лечение, никогда не превышает 15 человек. Цифра для кого-то небольшая, для нас она достаточно высокая, потому что каждый случай - достаточно долгосрочный. Это несколько недель переговорного процесса, когда человек, например, собирает деньги или готовит паспорта.

На какое лечение за границей у украинцев самый большой спрос?

Это онкология, онкология и еще раз онкология. Также кардиология, но на фоне онкологии это - ничто. Даже западные врачи часто переспрашивают нас, что у вас на Украине происходит. Примерно около 90% пациентов – это детская онкология. Возможно, это связано с нашей психологией. Взрослые как-то легче относятся к своему здоровью - ничего, пройдет. Но когда заболевает ребенок, уже никакие факторы не имеют значения – где бы ты ни жил, сколько бы денег не было или было, все подобные вопросы уходят на задний план. Потому что ради своего ребенка мы готовы на все.

Это необходимость или каприз? Ведь в Украине тоже лечат онкологические заболевания.

Это потребность рынка медицинских услуг. Когда человек приходит в больницу в Украине, ему часто просто не могут помочь. Наша медицина, помимо того, что сама не в силах помочь, она еще и не в силах признать, что беспомощна. Вот это очень обидно.

К сожалению, очень часто у людей другого выбора нет. Даже при наличии финансов вы все равно не всегда можете получить полноценную медицинскую помощь в Украине.

Отсутствие аппаратуры не дает возможности виртуозно проводить сложные операции. Мне очень неприятно озвучивать этот факт, но у нас в Украине никто не является ответственным за результат операции. По законодательству у нас ответственных нет. А когда нет крайнего, о хорошем результате говорить трудно. Есть доктора, которые преданны своему делу, и они стараются по максимуму, но - в рамках своих возможностей. А возможности, к сожалению, небольшие.

Отличаются чем-то наши требования к услугам медтуризма по сравнению с другими нациями?

Да. Особенность медтуризма в Украине – это особенность украинского менталитета. Мы очень требовательны, очень недоверчивы, любим много раз перепроверить информацию. Мы очень экономные и к деньгам относимся скрупулезно: не дай бог что-то перерасходовать.

К примеру, в Казахстане человека интересует конечный результат, и он уже на второй план ставит финобеспечение этого проекта. У нас все наоборот. Часто клиенты спрашивают: почему мы должны оформлять и оплачивать все здесь? Какой смысл вам доверять? Мы могли бы поехать туда и оплатить там на месте. Но в продолжение этой беседы они говорят - нет, документы мы будем оформлять здесь, мы хотим, чтобы вы были ответственны за организацию. И вот эта нестыковка - чисто украинский менталитет, в другой стране вряд ли такое возможно.

Казалось бы, конечная цель человека одна - стать здоровым. Отнюдь нет, потому что конечная цель медицинского туризма для украинцев – это, во-первых, хорошо провести время. Во-вторых, обязательно вылечиться. В-третьих, если есть возможность чудесного шопинга, то его тоже следует включить в программу. Американцы, например, об этом и мечтать не могут - они понимают, что в стоимость лечебного пакета включают только стоимость лечения. Украинцы же в эту сумму пытаются вложить побольше.

И сколько стоит такое удовольствие?

Каждый диагноз индивидуален, под каждый диагноз рассчитывается цена. Но примеры привести я могу. Так, среди кардиологических операций у нас наиболее востребованы гамма-нож и кибер-нож. Стоимость операции гамма-ножом составляет около 10 тыс. евро. Это пакетная цена, которая включает лечение, проживание и питание, то есть, заплатив десять тысяч, вы уже других счетов не получаете. Пакетная цена кибер-ножа – 14,8 тыс. евро. Это уже настолько притертая цена, что там включены даже таблетки, которые вам скорее всего пропишут. Кардиологическая операция с шунтированием - это 22 тыс. евро, один стент - около 5 тыс. евро, ангиография - 3,5 тыс. евро.

Изначально мы шли наобум: брали цену операции, консультации докторов, прибавляли примерные расходы на питание, проживание, трансфер и высчитывали. На сегодняшний день мы уже знаем точные пакетные цены.

Очень расстраивает, что точную конечную цену операции сказать в начале невозможно - медицина непредсказуема. Мы только предполагаем, но никто не даст гарантии, что ты не выйдешь за эти рамки. Зачастую при «ремонте» сердца у взрослых пациентов всплывает ряд других хронический заболеваний. Врача больницы не интересует финансовое благополучие пациента, для него важно правильно исполнять свой профессиональный долг. На западе оплату дополнительного врачебного вмешательства компенсирует страховая компания, у нас – все за счет клиента. Именно поэтому финансовая сторона нашего бизнеса относится к зоне повышенного риска.

Что необходимо для развития медицинского туризма в Украине?

Мы очень хотим, чтобы медицинский туризм выделили в отдельную отрасль, дали нам отдельную лицензию. Многие туристические компании занимаются организацией лечения за рубежом, но при этом не отвечают за действия клиники.

Есть принятая международная декларация: что может и должен делать оператор медтуризма, за что он несет ответственность. Находясь в сетке мирового пространства, мы это знаем. И пусть новая лицензия будет вдвое дороже обычной туроператорской лицензии - мы готовы пойти на это, чтобы защитить свой бизнес от нечистоплотной конкуренции и подделок.

Как развивается ваше сотрудничество с государственным здравоохранением? Вы помогаете друг другу или мешаете?

Зачастую человек, который лечился за рубежом, приезжая сюда, натыкается на непонимание врачей, вплоть до того, что доктор говорит «все было сделано неправильно».

Мы не сотрудничаем, мы обращаемся к ним за помощью, приводя клиента. Ведь необходимо, чтобы кто-то здесь его курировал, чтоб пациент имел возможность просто передать пакет медицинской документации, уже переведенной на русский язык, и продолжить наблюдаться у местного врача.

Наш клиент приходит с этой документацией к хирургу, у которого начинал лечение, и с самого начала наталкивается на негатив. Частные структуры, конечно же, встречают этих клиентов с распростертыми объятиями – подумать только, человек, который позволил себе выехать на лечение за рубеж! А если говорить о властях, то… власть - это наши основные частые клиенты.

Как изменится ваша работа, когда государственная медицина в Украине наконец обзаведется современными технологиями?

Я искренне этому порадуюсь. Хотелось бы, чтобы к нам обращались за информацией - тот же Минздрав может спросить, чего не хватает украинским пациентам. Мы же постоянно эти запросы обрабатываем. Люди постоянно уезжают на запад на кибер-нож. Закройте эту нишу, приобретите тот же PET/CT (аппарат для диагностики онкологии), установите хотя бы правильный диагноз. Если это появится – ура! Я переключусь на другую сферу, мне нравится быть инноватором, закрывать те черные дыры, которые существуют в здравоохранении нашей страны.

На чей опыт вы опираетесь в своей деятельности?

Корни этого бизнеса уходят как в Европу, так и в Америку. Это модель США, Англии и немножко России. Людям не просто надо вылечиться, они ищут наиболее удачное сочетание. В Америке и Англии есть все, но американцев интересует сочетание цены и качества, англичан - еще плюс фактор времени. В России медицинский туризм присутствует в партнерских отношениях со страховыми компаниями.

Во всех ли областях здравоохранения Украина так слаба?

Нет. К примеру, Украина очень хорошо работает в области IVF (лечение бесплодия, искусственное оплодотворение). Наши люди выезжают на запад для искусственного оплодотворения, преследуя определенные цели, но это никак не связано с тем, что в Украине эта услуга низкого качества. Кто-то хочет рожать в Швейцарии или Америке, чтобы получить гражданство - для этого надо с самого начала там наблюдаться.

Но Украина достаточно серьезно представляет эту сферу. Более того, мы очень часто сталкиваемся с тем, что иностранцы приезжают сюда. Наша клиника в Украине имеет серьезное техническое обеспечение - это класс VIP, VIP-цены и VIP-обслуживание.

Есть и кардиологические заболевания, которые очень хорошо излечиваются в Украине, но в целом эта отрасль находится у нас в запустении.

Много ли приходится исправлять заграничным докторам после украинских?

Самое первое, что нужно знать перед началом лечения – это точный диагноз. Не установив его, нельзя начинать лечение. У 85% наших клиентов диагноз изменяется. Мы говорим об одной операции, ведем переговоры с доктором на основании предоставленной документации. Доктор дает примерное предполагаемое лечение, бухгалтерия подсчитывает стоимость. Но у большинства текущий диагноз не подтверждается, как в худшую, так и в лучшую сторону.